+7 (4932)
 37-79-60
SOVVET37@yandex.ru
Ивановское региональное отделение
Полезные ссылки

«КОМСОМОЛ МНЕ ДАЛ ПРАКТИЧЕСКИ ВСЁ» Считает сегодня Владимир ЕРМОШИН

«КОМСОМОЛ МНЕ ДАЛ ПРАКТИЧЕСКИ ВСЁ» Считает сегодня Владимир ЕРМОШИН 17.03.2018 Мы продолжаем серию интервью в нашей ивановской группе «Комсомол – моя судьба», посвященной 100-летию ВЛКСМ. Напоминаем, что в течение юбилейного года мы познакомим вас с историями жизни и мнениями людей, для которых «комсомол – не просто возраст».

Наш сегодняшний гость – Владимир Викторович ЕРМОШИН. Ему – 66 лет. Родился в Пучеже. После школы работал на местном льнокомбинате. В 1974 году окончил Ивановский текстильный институт, и был избран зам. секретаря комитета ВЛКСМ камвольного комбината. С 1976 года - первый секретарь Ленинского райкома комсомола. В 1979-1980 гг. - второй секретарь Ивановского обкома ВЛКСМ. С 1980-го по 2001 г. служил в органах КГБ СССР, ФСБ РФ. В 2001-2008 гг.- зам. генерального директора Шуйского маслоэкстракционного завода по безопасности, в 2009-2017 гг. - начальник спецотдела Ивановского энергетического университета. Председатель совета ветеранов Ивановского областного управления ФСБ России.

- Владимир Викторович, как начиналась ваша комсомольская биография?

- Не скажу, что в школе был особо активным: да, естественно, сборы макулатуры и металлолома, спортивные соревнования и «Зарницы», деревянные красные звезды устанавливали на домах фронтовиков к 20-летию Победы, школу в каникулы ремонтировали. Привлекали меня тогда коллективизм и общение с единомышленниками.
В 1965 году, когда должны были принять в комсомол, мне еще 14 лет не было (в июле родился). Почти все мои одноклассники должны были прийти 1 сентября в школу уже комсомольцами, а я – ещё с пионерским галстуком? Очень меня это задело. Но случилась удача, и, видимо, в Пучежском РК ВЛКСМ было принято решение о приёме в комсомол и школьников, кому исполнится 14 лет только летом. Таким образом, мне посчастливилось стать комсомольцем в мае 1965 года. На льнокомбинате, где после школы работал смазчиком станков, тоже активно участвовал во всех общих делах, но не более…
Открыл меня, как комсомольского лидера, текстильный институт. Стройотряд, оперотряд - и пошло. Комитет комсомола в лице секретаря Бориса Гусева и его заместителя Юрия Тихомирова завлек меня этим задором. Примером был Володя Шеманухин – мы с ним в одной группе учились. Он – командиром стройотряда, я – комиссаром. В итоге, к окончанию учебы, у нас были первые позиции по выбору места будущей работы. Шеманухин был распределен в обком комсомола, а я выбрал Ленинский РК ВЛКСМ. Уже в апреле, работая над дипломным проектом, я приступил к выполнению обязанностей заместителя секретаря комитета ВЛКСМ камвольного комбината под руководством Татьяны Копыловой…

- Валентина Николаевна Голубева при вас начала свое восхождение?

- Да. Она была комсоргом ткацкого производства. Комсомольско-молодежные коллективы появились тогда. И когда пошли все инициативы по повышению производительности труда, она активно подключилась. Всё делалось не с наскока: экономически и технологически было просчитано специалистами. Комсомол её очень поддерживал. И уже в 1977 году Валентина Николаевна Голубева первый раз стала Героем Социалистического Труда…

- А еще был «Комсомольский прожектор»?

- Да, это иногда было посильнее народного контроля и нынешнего ОНФ. Очень серьезные материалы выдавали по поводу непорядков наши комсомольские активисты. Отдельные руководители даже в райкоме партии высказывали недовольство, что комсомольцы вскрывают производственные (и не только) недостатки. Но первый секретарь РК КПСС Александр Николаевич Бубнов в ответ на подобные замечания как-то спросил одного директора фабрики: «Не так что ли пишут комсомольцы?» «Да так, но можно бы как-то по-другому, помягче», - ответил директор. «Значит – так, правильно пишут!», - заключил Бубнов. «Прожектористам» дали зеленую улицу.

- С 1976-го по 1979 год вы работали первым секретарем Ленинского районного комитета комсомола в Иванове. В чем специфика райкома по сравнению с другими комсомольскими должностями?

- Тогда у нас была самая крупная организация в области – более 35 тысяч комсомольцев. А первый секретарь по сути – как руководитель особо крупного предприятия, «цеха» которого, правда, разбросаны по всему городу. Нужна была работа не ради работы, не ради того, чтобы о комсомоле не забыли, а чтобы он играл реальную роль в жизни города. И это, мне кажется, получалось. Функций в этой организаторской работе было множество – от оперотрядов до сквозных молодежных производственных бригад, организации соцсоревнования. Ну и о подготовке кадров, и не только комсомольских, естественно, не забывали… Поддерживали, подсказывали, подталкивали, поправляли, если нужно, но - двигали вперед. Это был прообраз нынешних «социальных лифтов»…

- Кстати, у меня сохранилась грамота за вашей подписью, которой был награжден, как зам. комиссара ТОС «Товарищ-76» Ивановской средней школы № 56…

- И это тоже работа райкома: замечать, что делается в первичных организациях, и поддерживать добрые начинания…

- А какие самые яркие события с той поры запомнились? Или как-то по-другому их, может, назвать…

- О многих эпохальных событиях того времени мои соратники по комсомолу уже рассказывали. Но операция «Зеленая веточка» (когда всей областью заготавливали хвойный корм для животноводческих комплексов) была у всех притчей во языцех. Но раз необходимо, значит - необходимо. Партия сказала – надо, комсомол ответил – есть. И весной, и в слякоть. И в выходные, когда бы с семьей побыть, приходилось выезжать на "веточку"… И ещё комсомольский актив привлекать… Но потом и разрядка была – обратно ехали с песнями в автобусе…
…А ещё был случай, который я с оскоминой в душе вспоминаю по сей день. На бюро райкома исключили из комсомола студента сельхозинститута, который окрестил своего ребенка. Он говорил: «Да, я - христианин, я – верующий. Но я не отказываюсь от комсомола, активно участвую во всех ваших мероприятиях. Я – душой за Родину! Я - не какой-то отщепенец! Зачем так?»
Устав – уставом, но мы тогда все-таки, наверное, были не правы… И не надо бы так – но…

- Коллектив Ленинского райкома ВЛКСМ, на мой взгляд, и, несмотря на годы, остается самым дружным…

- Да, мы собираемся на каждую годовщину комсомола. Заводила у нас – Тамара Александровна Сальникова. Когда собрались в начале 90-х, настроение у всех было не совсем радужным. Но посидели, пообщались, повспоминали и, кажется, на душе у всех снова стало радостно, и все проблемы тех лет куда-то на время ушли. Мы радовались, как в молодости. Потом еще много раз собирались. Ну и, конечно, всегда помогали друг другу и совместно преодолевали трудности. Людей, которых могу назвать друзьями, много, - Людмила Лебедева, Евгения Архипова, Сергей Соколов, Владимир Напалков, Валентина Кулдошина… Простите, кого не назвал, помню всех вас…

- Чем в жизни по большому счету вам помог и чему научил комсомол?

- От комсомола я получил практически всё. Во-первых, это - опыт организаторской работы, причем - очень серьезный. Дисциплинированность, ответственность, в том числе - за принимаемые тобой решения. В частности, это мне очень помогло во время десятилетней командировки в составе спецслужб в Таджикистане. Всё, что у меня получилось в жизни, - это только от комсомола...

- А сегодня какая-то массовая молодежная организация нужна?

- Сегодня много молодежных организаций. Но они, к сожалению, в большинстве своем политизированы, создаются при партиях. Это мне не особо нравится, так как многие лидеры, кажется, думают не о результатах, а о продвижении своего «Я». К тому же они пока разобщены. Наибольшую симпатию вызывает движение волонтеров. Но и там пока все как-то размыто. Может, я немного ортодокс, но каждому движению нужна основа – устав (или как его ещё назовите). К тому же, на мой взгляд, пока есть только указивка сверху, а не движение снизу – изнутри…

- А вы комсомольские песни сейчас поёте?

- Поем всегда, когда собираемся вместе, – от «Взвейтесь кострами, синие ночи…» до «Комсомольцы-добровольцы». А еще – «А ну-ка песню нам пропой, веселый ветер…» Если что-то забываем, девчонки приносят листочки с текстами. Но это – лишнее, только глянешь – всю песню сразу вспоминаешь…

- Как вы оказались в КГБ?

- В 1980 году было принято решение ЦК КПСС о направлении в органы безопасности партийных и комсомольских работников, так называемый «партийный» набор. А так как управление КГБ СССР по Ивановской области изучало меня уже в течение пяти лет, то и было принято решение бюро обкома КПСС о направлении товарища Ермошина в Высшую школу КГБ СССР имени Ф.Э. Дзержинского. После ее окончания десять лет служил в КГБ Таджикской ССР, затем - Республики Таджикистан. И там связи с комсомолом не терял. Имея опыт, было легче общаться с комсомольскими работниками и всегда находить взаимопонимание…

- Дети и внуки знают, что вы в прошлом были не только чекистом (которых бывших, как известно, не бывает), но и активным комсомольцем (которых бывших, как известно, тоже не бывает)?

- Естественно, знают. Два сына узнали об этом давно. Дочка, когда меня перевели по службе в ФСБ из Таджикистана в Иваново в 1992 году, явилась во второй класс с октябрятской звездочкой (чем вызвала изумление одноклассников) и на вопрос: «Что это значит?» гордо заявила: «Я - октябренок!» (в России октябрят тогда уже не было). А сейчас – у меня целая коллекция комсомольских значков, которые молодежь любит разглядывать и расспрашивать.

- Что бы хотели пожелать своим соратникам в год 100-летия комсомола?

- Кроме здоровья – больше оптимизма, молодости и задора. Всегда помнить, что мы были комсомольцами. Никогда не чувствовать себя вне коллектива во всем – в любом деле, в спорте, в других проявлениях жизни!

Беседовал Аркадий РОМАНОВ

Возврат к списку